Деревянный орел – Авафка
  • Деревянный орел

     

    Описание находится в разработке.

     

     

     

     

     

     

     

     


     

    В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. И было у царя множество слуг. Да не простых прислужников, а разных мастеров: и столяров, и гончаров, и портных. Любил царь, чтобы и платье у него лучше, чем у других, было сшито, и посуда хитрее расписана, и дворец резьбою украшен.

    Мастеров в царском дворце видимо-невидимо было.

    Все они по утрам собирались к царскому выходу и ждали, кому какое дело царь на сегодня назначит.

    И вот случилось раз, что столкнулись у царского порога золотых дел мастер и столяр. Столкнулись и заспорили — кто из них свое ремесло лучше знает, и чья работа труднее.

    Золотых дел мастер и говорит:

    — Твое мастерство невелико, ты над деревом сидишь, деревянные вещи режешь. То ли дело моя работа. Я все из чистого золота делаю: любо-дорого поглядеть.

    А столяр и отвечает:

    — Не хитро дорогую вещь сделать, коли золото само в цене. Ты вот из простого дерева сделай такую штучку, чтобы все кругом диву дались. Вот тогда я поверю, что ты мастер.

    Спорили они, спорили, чуть до драки не дошли, да в это время царь входит. Услыхал он этот разговор, усмехнулся и приказал:

    — Сделайте вы мне оба по диковинке, один из золота, другой из дерева. Погляжу на них и решу, кто из вас лучший мастер.

    С царем не поспоришь, коли жизнь дорога. Пошли мастера из дворца каждый к себе: оба крепкую думу думают, как бы друг друга перегнать в мастерстве.

    Дал им царь неделю сроку.

    Через неделю приходят оба мастера во дворец, становятся в ряд с другими, ждут царского выхода. И у каждого по свертку в руках.

    Вышел царь и говорит:

    — Ну, молодцы, показывайте ваше искусство, — а сам в бороду усмехается. Приказал он позвать в палату и царицу, и молодого сына-царевича.

    — Пусть и они на ваши чудеса поглядят.

    Сели царь с царицей на лавку, а царевич рядом встал. Вышел вперед золотых дел мастер.

    — Прикажи, царь-батюшка, мне большой чан воды принести.

    Принесли большой чан, водой налили.

    Развязал мастер свой узелок, вынул оттуда золотую утку и пустил ее на воду. Поплыла утка, словно живая: головой вертит, крякает, носиком перышки обчищает.

    Открыл царь рот от удивления, а царица кричит:

    — Да это живая утка, а не золотая! Он, видно, живую утку золотом покрыл!

    Обиделся мастер:

    — Какая же она живая? Прикажи мне ее разобрать по частям и опять на винтики собрать.

    Вынул он утку из чана, сначала ей крылышки отвинтил, потом голову, а после и всю на кусочки разобрал. Разложил на столе, да и давай снова свинчивать. Свинтил, пустил на воду. И поплыла утка лучше прежнего.

    Захлопали все придворные в ладоши.

    — Ну и мастер! Ну и чудо сделал! Век такого не видывали.

    Обернулся царь к столяру:

    — Теперь ты свое искусство показывай.

    Поклонился столяр:

    — Прикажи, ваше царское величество, окошко в этой горнице отворить.

    Отворили окошко. Развернул столяр свой узелок, вынимает из него орла деревянного. Да так этот орел хорошо сделан был, что от живого не отличить. А столяр и говорит:

    — Утка-то золотая только по воде плавает, а мой орел в облака подымается.

    Сел столяр на орла верхом и повернул винтик. Поднял его орел и вынес по воздуху из царской палаты. Кинулись все к окнам, смотрят, рты разинув, а столяр над царским двором в воздухе разные круги делает. Влево повернет винтик — орел книзу летит, вправо — подымается. У царя от удивления корона на затылок съехала, глядит он в окошко, оторваться не может. Все кругом словно замерли. Такого мастерства никто не видывал.

    Покружил столяр по воздуху и обратно в палату влетает. Поставил орла в сторонку и к царю подходит.

    — Ну, как, царь-батюшка, доволен ли моим искусством?

    — Слов не нахожу, так доволен, — царь отвечает. — Да как же ты этак умудрился? Да как же ты ему этот винтик пристроил?

    Начал столяр все это царю объяснять, а в это время царица как ахнет, как закричит:

    — Куда ты? Куда? Ах, ловите, остановите!

    Обернулись все на ее голос и видят: пока царь со столяром беседовал, царевич молодой вскочил на орла, повернул винтик — и вылетел из окошка на двор.

    — Вернись скорей! Куда ты? Убьешься! — кричат ему царь с царицей. А царевич махнул рукой, да и перелетел через забор серебряный, которым дворец огорожен был. Повернул он винтик вправо — поднялся орел за облака и скрылся из глаз.

    Царица без памяти лежит, а царь на столяра гневается.

    — Это ты нарочно такую штуку придумал, чтобы нашего сына единственного сгубить. Эй, стражники, схватить его и бросить в темницу. А если через две недели царевич не вернется, вздернуть столяра на виселицу.

    Схватили стражники столяра и кинули в темное подземелье. А царевич на деревянном орле все дальше и дальше летит.

    Любо царевичу. Просторно, вольно кругом. В ушах ветер свистит, кудри развевает, под ногами облака проносятся, и сам царевич — словно птица крылатая. Куда хочет, туда в небе и поворачивает.

    К вечеру прилетел он в неведомое царство, опустился на край города. Видит — стоит избушка маленькая.

    Постучал царевич в дверь.

    Выглянула старушка.

    — Пусти, бабушка, переночевать. Я тут чужой человек, никого не знаю, остановиться не у кого.

    — Отчего не пустить, сынок. Входи, места много. Я одна живу.

    Развинтил царевич орла, связал в узелок, входит к старушке в домик.

    Стала она его ужином кормить, а царевич расспрашивает: что за город, да кто в нем живет, да какие в городе диковинки.

    Вот и говорит старушка:

    — Есть у нас, сынок, одно чудо в государстве. Стоит посреди города царский дворец, а подле дворца высокая башня. Заперта та башня тридцатью замками, и охраняют ее ворота тридцать сторожей. Никого в башню не пускают. А живет там царская дочь. Как родилась она, так ее с нянькой в той башне и заперли, чтобы никто не видел. Боятся царь с царицей, что полюбит царевна кого-нибудь и придется ее замуж на чужую сторону отдавать. А им с ней расставаться жалко: она у них единственная. Вот и живет девушка в башне, словно в темнице.

    — А что, и верно, что хороша царевна? — спрашивает гость.

    — Не знаю, сынок, сама не видала, а люди сказывают — такой красоты во всем свете не сыщется.

    Захотелось царевичу в запретную башню пробраться. Лег он спать, а сам все раздумывает, как бы ему царевну увидеть.

    На другой день, как стемнело, сел он на своего деревянного орла, взвился в облака и полетел к башне с той стороны, где окошко в тереме было.

    Подлетел и стучит в стекло.

    Удивилась царевна. Видит — молодец красоты неописанной.

    — Кто ты, добрый молодец? — спрашивает.

    — Отвори окно. Сейчас все тебе расскажу.

    Открыла девушка раму, влетел деревянный орел в комнату. Слез с него царевич, поздоровался, рассказал девушке все, что с ним случилось.

    Сидят они, друг на друга глядят — наглядеться не могут.

    Спрашивает царевич, согласна ли она его женой стать.

    — Я-то согласна, — говорит царевна, — да боюсь, батюшка с матушкой не отпустят.

    А злая мамка, которая царевну сторожила, все выследила. Побежала она во дворец и донесла, что так, мол, и так, к царевне кто-то прилетал, а теперь этот молодец в доме старушки скрывается.

    Прибежала тут стража, схватила царевича и потащила во дворец. А там разгневанный царь на троне сидит, дубинкой об стол стучит.

    — Как ты, такой-сякой, разбойник, осмелился мой царский запрет нарушить? Завтра казнить тебя буду!

    Повели царевича в темницу, бросили одного и крепкими замками заперли.

    Наутро весь город на площадь согнали. Объявлено было, что казнить станут дерзкого молодца, который в башню к царевне проник.

    Вот уж и палач пришел, и виселицу поставили, и сам царь с царицей на казнь глядеть приехали.

    Вывели царевича на площадь. А он обернулся к царю и говорит:

    — Ваше величество, разрешите мне последнюю просьбу высказать.

    Нахмурился царь, а отказать нельзя.

    — Ну, говори.

    — Прикажите гонцу сбегать в дом к старушке, где я жил, узелок мой из-под подушки принести.

    Не мог отказать царь, послал гонца. Принесли узелок.

    А царевича в это время уже к виселице подвели, на лесенку поставили. Протянул ему гонец узелок.

    Развернул его царевич, вскочил на деревянного орла — да и был таков. Взвился он над виселицей, над царем, над всей толпой.

    Ахнул царь:

    — Лови его! Держи! Улетит!

    А царевич направил орла к башне, подлетел к знакомому окошку, царевну подхватил и перед собой на орла сажает.

    — Ну, говорит, теперь нам с тобой никакая погоня не страшна.

    И помчал их орел в родное государство.

    А там из подземелья бедный столяр в подзорную трубу глядит, глаз с неба не сводит — не летит ли царевич обратно? Завтра две недели кончаются, висеть столяру на веревке, коли царский сын не воротится.

    И вдруг видит бедный мастер: летит по небу орел деревянный, а на нем царевич, да не один, а с невестой-красавицей.

    Опустился орел посреди царского двора. Снял царевич с него невесту, к отцу с матерью повел. Рассказал им, где он пропадал две недели. А те от радости и тревогу свою ему простили.

    Великий пир царь устроил. Три месяца свадьбу праздновали.

    А всех столяров в том государстве с той поры особо уважать стали.