Девушка в колодце – Авафка
  • Девушка в колодце

     

    Описание находится в разработке.

     

     

     

     

     

     

     

     


     

    Жили-были мужик да баба. А у бабы была падчерица. Она пряла у колодца да и уронила веретёшко в воду. Домой идет, плачет. А мачеха и говорит:

    — Чего плачешь?

    — А я веретешко в воду уронила!

    Ну, та ее и давай ругать, кричала, кричала и говорит:

    — Ступай за веретешком, назад не возвращайся!

    Девушка пошла да и бросилась в колодец. И попала на луг. Идет, идет, навстречу ей овцы:

    — Девушка, подпаши под нами, подмаши под нами, дадим тебе овечку с баранчиком.

    Она подпахала под ними, убрала, они и говорят:

    — Домой пойдешь — мы тебе отдадим.

    Она поклонилась и пошла. Идет дальше — навстречу коровы:

    — Девушка, подпаши под нами, подмаши под нами, дадим тебе корову с нe телью.

    Она подпахала под ними, подмахала, они и говорят:

    — Спасибо, девушка, обратно пойдешь — долг не забудем.

    Идет она лугом, долгим полем, навстречу ей жеребцы:

    — Девушка, подпаши под нами, подмаши под нами.

    Она и им все сделала. Они и говорят:

    — Назад пойдешь, мы тебя не обидим!

    Пошла она дальше и дошла до избушечки, к старику и старушечке. Тут ее веретешечко. Говорит ей старуха:

    — Должна ты, девушка, веретешечко выкупить, верой-правдой нам год прослужить.

    Она и давай служить. И так хорошо работала, что хозяева ее полюбили.

    Три года она у них жила, на четвертый соскучилась.

    — Отпустите меня, — просит хозяев, — домой к батюшке.

    Они ее и пустили. Много ей всего надавали, а как стала она через ворота выходить, так ее всю золотом обсыпало.

    Пошла она домой, навстречу ей пастухи, дали коровку, да овечку, да жеребчика. Пошла она домой с добром и вся как есть золотая. Дошла до ворот, собачка тявкает:

    — Наша дочь пришла, тяф, тяф, добра принесла, тяф, тяф!

    А бабка кричит:

    — Молчи, давно ее черти съели!

    Тут она и входит, вся в золоте.

    Узнал про это народ, и стали ее сватать. Она за крестьянина не пошла, за дьячка не пошла, за барина не пошла, за дворянина не пошла, а посватал Иван-царевич, за него пошла.

    Ух, бабка зла стала! Послала свою родную дочь в колодец, за веретенышком. Та прыгнула и упала. Встала и пошла. Идет, идет, навстречу овечки:

    — Девушка, девушка подпаши под нами, подмаши под нами, дадим тебе овечку!

    А она была грубая, злая, и говорит:

    — Вот какие! Не за тем я сюда попала, не за навозом пошла — за добром иду!

    И идет. Шла, шла, навстречу коровы:

    — Девушка, девушка подпаши под нами, подмаши под нами, дадим тебе нe телку.

    — Не за тем пошла — за золотом иду!

    Пришла она к избушечке — к старику и старушечке.

    — Отдайте, — говорит, — мое золотое веретенце! (А какое оно золотое! Просто деревянное.)

    А старушка ей и говорит:

    — Ты за веретенце выслужи!

    Ну, стала она служить, и все не ладно, все спортит, ленится да неряшится. Три дня прослужила, на четвертый домой просится. Они ее отпустили, дали ей корзину с добром, она и пошла. Дошла до ворот.

    «Дай, — думает, — в корзину посмотрю!»

    А из корзины жабы, да гады, да гнус полез, всю ее облепили, а с ворот смола полилась, всю залила. Побежала она домой, прибежала до ворот, а собачка:

    — Тяф, тяф, наша дочь во смоле пришла!

    А бабка ей:

    — Цыц, наша дочь в золоте придет!

    Та вошла, вся в смоле. Мать к ней бросилась, прильнула к ней, так и пропали вместе.