Дорогая кожа - Авафка
  • Дорогая кожа

     

    Описание находится в разработке.

     

     

     

     

     

     

     

     


     

    В одном селе жили два брата — Данило и Гаврило. Данило был богатый, а Гаврило бедный; только и живота было у Гаврилы, что одна корова, да и тому Данило завидовал.

    Поехал Данило в город закупить кое-что и, воротясь из городу, пришел к брату и говорит:

    — Что ты, брат, держишь корову? Я был сегодня в городе и видел: там коровы очень дешевы, по пяти и шести рублей, а за кожу двадцать пять дают.

    Гаврило поверил ему, заколол корову и приел говядину, после дождался рынку и отправился в город.

    Приехал в город и поволок продавать кожу. Увидел его кожевник и спрашивает:

    — Что, любезный, продаешь кожу?

    — Продаю.

    — Что просишь?

    — Двадцать пять рублей.

    — Что ты, безумный! Возьми два с полтиной. Гаврило не отдал и волочил кожу целый день; никто ему не дает больше. Наконец, поволок ее мимо гостиного

    ряду; увидал его купец и спрашивает:

    — Что, продаешь кожу?

    — Продаю.

    — Дорого ли просить?

    — Двадцать пять рублей.

    — Что ты, шальной! Где слыхал про такие дорогие кожи? Возьми два с полтиной.

    Гаврило подумал-подумал и сказал:

    — Так и быть, господин купец, уступлю тебе! Только поднеси мне хоть водки стакан.

    — Хорошо, об водке ни слова!

    Отдал ему купец два с полтиной да вынимает из кармана платок и говорит:

    — Ступай вон в тот каменный дом, отдай хозяйке платок и скажи, что я велел тебе поднесть полон стакан вина.

    Гаврило взял платок и пошел; приходит в дом, хозяйка его и спрашивает:

    — Ты зачем? Гаврило ей говорит:

    — Так и так, сударыня, продал я твоему хозяину за два с полтиной кожу, да еще вырядил полон стакан вина; дак он меня сюда послал, велел тебе платок отдать да сказать, чтобы ты винца поднесла.

    Хозяйка тотчас налила стакан, только немного не полон, и поднесла Гавриле; он выпил и стоит. Хозяйка спрашивает:

    — Что ж ты стоишь? Гаврило говорит:

    — У нас была ряда — полон стакан вина! А в то время сидел у купчихи полюбовник, услыхал рн эти слова и говорит:

    — Налей ему, душа, еще!

    Она налила еще полстакана; Гаврило выпил и все стоит. Хозяйка опять спрашивает:

    — Теперь чего дожидаешься? Отвечает Гаврило:

    — Да у нас ряда была — полон стакан, а ты полстакана подала.

    Любовник велел поднесть ему в третий раз; тогда купчиха взяла графин с вином, стакан отдала Гавриле в руки и налила его так, что через край побежало. Только Гаврило выпил, а хозяин на ту пору домой грядет. Она не знает, куда полюбовника девать, и спрашивает:

    — Куда ж я тебя спрячу?

    Любовник забегал по горнице, а Гаврило за ним да кричит:

    — Куда я-то денусь?

    Хозяйка отворила западню и пихнула обоих туда.

    Хозяин пришел и привел еще с собой гостей. Когда они подпили, то начали песни запевать; а Гаврило, сидя в яме, говорит своему товарищу:

    — Как хочешь — это любимая батюшкова песня! Я запою.

    — Что ты, что ты! Пожалуйста, не пой. На тебе сто рублей, только молчи.

    Гаврило взял деньги и замолчал. Немного погодя запели другую; Гаврило опять говорит

    товарищу:

    — Как хочешь, а теперь запою; это любимая песня матушкина!

    — Пожалуйста, не пой! На тебе двести рублей. Гавриле то на руку — уже триста рублей есть; спрятал деньги и молчит.

    Вскоре запели третью песню; Гаврило говорит:

    — Теперь хоть четыреста давай, дак запою. Любовник его всячески уговаривает; а денег больше нет. Хозяйка услыхала, что они там ерошатся, отперла западню и спросила потихоньку:

    — Что вы там?

    Любовник потребовал пятьсот рублей; она живо вернулась, подала пятьсот рублей, Гаврило опять взял и замолчал.

    Как-то попалась тут Гавриле подушка и бочонок смолы; он приказал товарищу раздеться. Когда тот разделся, он окатил его смолой; потом распорол подушку, рассыпал пух и велел ему кататься. Вот как тот выкатался в пуху, Гаврило растворил западню, сел на товарища верхом, едет, а сам кричит:

    — Девятая партия из здешнего дому убирается! Гости увидали и кинулись по домам; думают, что то черти явилися. Так все и разбежались, а купчиха стала говорить своему мужу:

    — Ну вот! Я тебе говорила, что у нас чудится. Купец сдуру-то возьми да и поверь, и продал свой дом за бесценок.

    Гаврило пришел домой и послал своего старшего сына за дядей Данилом, чтоб пришел к нему деньги пересчитать. Сын пошел, стал звать своего дядю; а тот ему смеется:

    — Да что у него считать-то? Али Гаврило двух с полтиной сосчитать не может!

    — Нет, дядя, он много принес денег.

    Тогда жена Данилова стала говорить:

    — Подь, сходи! Что, тебе не охота? Хоть посмеешься над ним.

    Послушался Данило жены и пошел.

    Вот как Гаврило высыпал перед ним кучу денег, Данило удивился и спрашивает:

    — Где ты, брат, взял столько денег?

    — Как где? Ведь я корову заколол да кожу в городе продал за двадцать пять рублей; на те деньги сделал оборот: купил пять коров, заколол да кожи опять продал по той же цене; так все и перебивался.

    Данило услыхал, что брат его так легко нажил богатство, пошел домой, заколол всю свою скотину и стал дожидаться рынку; а как время было жаркое, то говядина у него вся испортилась.

    Повез продавать кожи, и дороже двух с полтиной никто ему не дал. Так-то ему дался барыш с накладом, и стал он жить беднее Гаврилы; а Гаврило пошел на выдумки, да и нажил себе большое богатство.