В прятки – Авафка
  • В прятки

     

    Описание находится в разработке.

     

     

     

     

     

     

     

     


     

    Как-то зимой под вечер Марина играла в прятки со своими братьями Панаитом и Андреем и ни с того ни с сего ей пришло в голову спрятаться в большом платяном шкафу. Там приятно пахло лавандой и шерстью. Марину мягко ласкали теплые мамины платья, она чувствовала прикосновение рукавов пушистых кофточек… и вдруг запнулась и полетела куда-то вниз, задевая за ветки окутанной снегом пушистой елки.

    Елка легонько склонилась и опустила девочку перед деревянным домиком. На занесенном снегом крылечке пры­гали белочки. Одна белочка перестала шалить и хвостом распахнула дверь. Марина вошла. Видит, круглая комната, а дальше другая и третья открываются перед ней, как лепестки цветка. И повсюду большие разноцветные фонари, и внутри фонарей мигают слабые, мягкие огоньки. И старичок с кренделем на носу вместо очков с лейкой похаживает и воду льет в круглые хрустальные чаши и вазы.

    — Добрый вечер! — сказала девочка, набравшись смелости. — Меня зовут Мариной.

    — Знаю, знаю… А я — дед Январь, — пробормотал старичок, наполняя водой еще одну вазу.

    — Что ты там делаешь, дед Январь?

    — Играю. Когда на дворе метель, я люблю украшать свой дом «японскими цветами».

    — Как хорошо, что ты можешь играть, сколько хочешь, и никто тебе слова не скажет, — вздохнула девочка. — А у меня всегда столько дел! С утра в школе, а как приду домой, бабушка начинает ворчать, только и слышишь скучные, жесткие, сухие слова… чтобы я не ленилась, трудилась. А что это такое — «японские цветы»?

    — Давай покажу, — сказал дед Январь и достал из ящика кулечки из шелковистой бумаги.

    Но девочке в руки не дал, а стал быстро ходить по комнатам и что-то сыпать из кулечков в хрустальные вазы и чаши. И тут же у девочки на глазах в воде вырастали цветы. В одной прозрачной вазе вырос трепещущий коралловый лес, в другой — единствен­ная пурпурная роза, в третьей — желтые и белые кувшинки. В хрустальных вазах и чашах раскрывались, как будто танцуя, хризантемы с золотистыми лепестками и серебристыми листьями, маргаритки, нарциссы.

    — Ах, какие чудесные! — в восторге вскрикнула девочка. — Дед Январь, позволь и мне посадить цветы в воду!

    Старичок протянул ей смятый кулек. Марина нетерпеливо раскрыла его, а там только палочки — сухие, жесткие, скучные палочки.

    — Видишь, Марина, как выглядят «японские цветы», пока они еще не распустились.

    Девочка погрустнела. А дед Январь пытливо поглядел на нее сквозь дырки кренделя и улыбнулся.

    — Точно так же бывает с советами и наставлениями старших. Теперь они кажутся тебе жесткими, сухими и скучными, а позже, когда в твоей душе расцветут поступками, ты увидишь их как чудесные «японские цветы».

    Внезапно дед Январь исчез, будто его не бывало, и девочка услышала скрип дверцы шкафа.

    — Вот она, Марина! — закричал Ан­дрей. — В шкафу спряталась!