Волшебный магазин - Авафка
  • Волшебный магазин

     

    Описание находится в разработке.

     

     

     

     

     

     

     

     


     

    Миша был лучшим учеником в классе. И по математике, и по русскому, и даже по пению. А самым плохим учеником в классе был Витя Петров. И всё из-за лени! Контрольные Витя списывал у соседа по парте, задачки за него полкласса решало, а уж если Витю к доске вызывали, то тут весь класс подсказывать начинал. Подсказывать, конечно, некрасиво. Но получать пары на каждом уроке и каждый день — это ещё хуже! Одноклассники Витю жалели, потому и помогали. А так, между прочим, часто бывает, что отпетому двоечнику помогают изо всех сил: подсказывают, списывать дают.

    Только с такой помощью двоечник никогда отличником не станет, а ещё больше обленится. И даже самые простые домашние задания или поручения выполнять перестанет.

    Вот с Витей Петровым всё именно так и вышло. Поручили ему однажды нарисовать классную стенгазету. Задание проще простого! Но Витя даже пытаться не стал что-нибудь сам придумать, а подхватил лист ватмана, краски и побежал к Мише.

    Миша, как обычно, сидел за своим письменным столом и учил уроки. На завтра им задали выучить наизусть стихотворение Пушкина про няню.

    Буря мглою небо кроет… небо кроет,

    Вихри снежные крутя…

    Вихри снежные крутя… —

    громко повторял Миша.

    Тут в комнату ввалился Витя со свёртком в руках и сказал бодрым голосом:

    — Мишка, у меня к тебе дело! Вот! — и разложил на Мишином столе лист ватмана.

    То, как зверь, она завоет,

    То заплачет, как дитя, —

    продолжал учить Миша.

    — Мишка, ты что, не слышишь, что ли? У меня к тебе дело! — повторил Витя.

    — Это что? — спросил Миша, глядя на лист ватмана.

    — Это стенгазета, — сказал Витя и смущённо поправился: — То есть… будет, конечно, стенгазета, если ты мне её нарисуешь.

    — Я уроки учу, — сказал Миша. — Вихри снежные крутя! А стенгазету сам рисуй.

    — Ну, Мишенька! Ну, пожа-алуйста! — заныл Витя.

    — Не могу, — помотал головой Миша. — Времени нет. Мне ещё стихотворение выучить нужно и задачку решить. И в «Живом уголке» я сегодня дежурю: надо рыб накормить, за хомячками убрать…

    — Да ты что? — возмутился Витя. — Какие рыбы! Какие хомячки? Я же обещал, что нарисую! А твой «Живой уголок» один день без дежурного проживёт.

    — Не проживёт! Вчера вот никто не дежурил и три лягушки неизвестно куда убежали. А газету сам рисуй, раз ты обещал, — не сдавался Миша.

    — Ещё друг называется! — обиделся Витя.

    То, как зверь, она завоет,

    То заплачет, как дитя, —

    вновь принялся учить стихотворение Миша.

    — Миш, а Миш! Ну выручи в последний раз! — попросил Витя.

    — Мне нужно сделать уроки! — сказал Миша.

    — Хорошо, делай, — согласился Витя. — А я здесь посижу, подожду, — и Витя уселся на диван. — Вот, книжку почитаю, — взял Витя с полки какую-то книжку.

    Книжка называлась «Волшебные сказки». На первой странице был нарисован волшебник с длинной белой бородой. В руках у него была волшебная палочка. «Вот был бы я волшебником, — думал Витя, разглядывая картинку, — я бы всем показал! Раз-два! И газета готова! Раз-два, и задачка решена… А то вечно бегаешь, просишь всех… Или была бы у меня волшебная палочка! Я бы взмахнул ею…» — Тут Витя и впрямь взмахнул рукой, словно в ней была волшебная палочка.

    И комната вдруг поплыла! Закачалась! И вокруг Вити полетели диваны, столы, шкафы. У Вити даже голова закружилась! Он закрыл глаза, а когда вновь открыл их, то почему-то оказался на улице перед огромным магазином.

    В витрине магазина под весёлую музыку кувыркались игрушечные клоуны, а игрушечные жонглёры перебрасывались разноцветными кольцами. «Волшебный детский универмаг», — прочёл Витя вывеску на магазине и тут же услышал:

    — Добро пожаловать!

    Дверь магазина приветливо распахнулась… Витя вошёл внутрь и очутился в настоящей Стране чудес.

    Всё в магазине было необычно. Посреди зала стояла избушка на курьих ножках, на избушке было написано: «Касса». Вдоль стен магазина росли огромные деревья, на которых, как груши или яблоки, висели мячи, ракетки, кегли, обручи… Ещё в магазине был фонтан. В бассейне фонтана плавали игрушечные кораблики, пластмассовые рыбки и утята. Даже привычные вещи: утюги, чайники, часы — казались здесь волшебными. А на прилавке магазина сидели, как живые, куклы, матрёшки и мягкие игрушки.

    Витя медленно обошёл зал. Ни покупателей, ни продавцов в магазине не было.

    — Нет никого! — вслух удивился Витя.

    И тут же услышал рядом с собой тихое покашливание.

    Витя повернулся — никого! Что за чудеса!

    — Кто тут? — робко спросил Витя.

    — Это я, — ответил чей-то голос.

    И перед Витей неизвестно откуда появился бородатый старик в больших очках и смешном клетчатом костюме. В руках у старика был остроконечный колпак.

    — Шапка-невидимка, — сказал старик, надел колпак на голову и тут же растворился в воздухе. Но через мгновение появился вновь. — Меня зовут Маг-Завмаг. Заведующий волшебным магазином, — представился старик.

    — Вы фокусник? — восхищённо спросил Витя, разглядывая колпак старика.

    — Нет, — улыбнулся старик и…

    И превратился в Деда Мороза!

    — А! Я знаю, вы Дед Мороз! У меня такой, как вы, ватный есть. Мы его под ёлку ставим, — сказал Витя.

    — Разве я Дед Мороз? — спросил старик и тут же превратился в клоуна.

    Клоун достал прямо из воздуха разноцветные шарики и начал ими жонглировать.

    — Прямо как в цирке! — засмеялся Витя.

    Клоун тоже хихикнул, хлопнул в ладоши, и шарики исчезли. А перед Витей вновь стоял Маг-Завмаг в своём клетчатом костюме.

    — Ну а как тебя зовут? — спросил Маг-Завмаг.

    — Ученик Витя… Виктор Петров.

    — Так… И как успехи ученика Виктора Петрова?

    — Да неважно, — честно признался Витя. — Особенно по математике. И по русскому. Ну и по рисованию тоже. А Мишка помочь отказался, — зачем-то пожаловался Витя.

    — Да, подвёл тебя Мишка, — посочувствовал Маг-Завмаг. — А ты расстроился, да? Настроение испортилось да?

    — Да-да, — закивал Витя.

    — Ну ничего! Сейчас мы всё исправим и настроение тебе поднимем! — пообещал Маг-Завмаг. — Ты в нашем магазине первый покупатель, так что выбирай себе любой подарок. Здесь у нас всё для детей и всё волшебное!

    Витя задумался. Кругом было столько заманчивых вещей, что и не выберешь вот так, сразу.

    Маг-Завмаг понял, что Витя растерялся, и решил ему помочь.

    — Смотри, — сказал он, вытаскивая откуда то из рукава большой носовой платок. — Это детская скатерть-самобранка. Специально для школьных завтраков.

    Маг-Завмаг взмахнул платком, и на платке появились стакан сока, бутерброд и красивое пирожное.

    Разинув рот, Витя смотрел на это чудо, и вдруг его осенило.

    — Простите, — робко сказал он, — а у вас есть… стенгазеты?

    — Стенгазеты? — удивился Маг-3авмаг. — А что это такое?

    — Ну… Это такой лист бумаги, на котором нарисованы картинки про наш класс и написаны какие-нибудь весёлые заметки, — пояснил Витя.

    Маг-Завмаг развёл руками и покачал головой.

    — Жаль, — сказал Витя. — Я думал, у вас всё на свете есть… Мне, понимаете, такую газету нарисовать поручили…

    — А почему тебе? — поинтересовался Маг-Завмаг.

    — Я хочу доказать, что рисую лучше всех. А на самом деле… На самом деле… — И Витя замолчал.

    — Мне кажется, я смогу тебе помочь, — успокоил Витю Маг-Завмаг. — Возьми волшебные краски! Они рисуют всё, что ты пожелаешь.

    Маг-Завмаг щёлкнул пальцами, и тут же в воздухе появилась большая красивая коробка с красками. Она опустилась на прилавок прямо перед Витей и раскрылась с музыкальным звоном.

    — Сейчас проверим, как они умеют рисовать, — весело сказал Маг-Завмаг, доставая из рукава своего смешного пиджака лист бумаги, и хлопнул в ладоши:

    — Эй вы, чудо-краски!

    Выходи из сказки!

    Тотчас кружочки красок ожили и превратились в семь маленьких смешных человечков.

    Витя замер от удивления.

    Человечки вылезли из коробки, взяли кисточки «на плечо» и, как солдатики, выстроились на листе бумаги.

    — Ну-ка, краски-мастера,

    За работу вам пора! —

    вновь хлопнул в ладоши Маг-Завмаг.

    Тут началось настоящее чудо! Краски-человечки начали быстро рисовать на бумаге. При этом краски напевали и пританцовывали.

    И уже через мгновение плыл по синим морским волнам белый теплоход, над ним светило яркое солнце, а рядом с теплоходом резвились дельфины.

    — Здорово! — восхитился Витя. — Всё как настоящее! Так даже сам Иван Петрович не нарисует!

    — А кто этот Иван Петрович? — поинтересовался Маг-Завмаг. — Художник?

    — Не-ет! — помотал головой Витя. — Это наш учитель по рисованию. Он мне вчера опять двойку влепил. Ну теперь посмотрим, кто из нас лучше рисует! — хвастливо заявил Витя.

    — Ты, конечно, — улыбнулся в бороду Маг-Завмаг.

    Он хлопнул в ладоши и сказал:

    — Эй вы, чудо-краски,

    Уходите в сказку!

    Краски послушно побежали к коробке, прыгнули в неё и превратились в обыкновенные разноцветные кружочки акварели.

    Маг-Завмаг ловко завернул коробку с красками в бумагу, перевязал всё красивой ленточкой и вручил свёрток Вите.

    — Принимай, дружок, от меня подарок. Если не пригодится или не понравится — приноси обратно, я тебе его на что-нибудь другое обменяю. Да! Вот ещё: найти меня несложно, нужно только выйти на улицу и повернуться вокруг себя три раза. Ну, желаю успеха!

    Счастливый Витя, крепко прижимая к груди свёрток с красками, отправился на выход. Но не успел он дойти до дверей, как магазин начал медленно таять и исчез вместе с игрушками, прилавком, кассой и самим Магом-Завмагом.

    А Витя очутился у себя дома. Он развернул волшебный подарок Мага-Завмага, достал коробку с красками и поставил её рядом с листом ватмана, который, кстати, тоже каким-то чудом оказался у Вити дома, хотя Витя точно помнил, что оставил ватман у Мишки.

    — Вот теперь посмотрим, как я не умею рисовать, — разговаривал Витя сам с собой. — Подумаешь, вихри снежные крутя! Я теперь без вас обойдусь! Ещё вы меня просить будете! Ну! — хлопнул Витя в ладоши. Давайте, краски! Рисуйте мне стенгазету!

    Но краски почему-то не оживали.

    — Волшебные слова! — вспомнил Витя. Он повертел коробку с красками и нашёл на боку коробки волшебное стихотворение:

    — Эй вы, чудо-краски,

    Выходи из сказки!

    Ну-ка, краски-мастера,

    За работу вам пора!

    Краски послушно выскочили из коробки и разбежались по листу ватмана.

    — Нарисуйте мне стенгазету! — приказал Витя.

    И тут же красная краска быстро написала крупными буквами «СТЕНГАЗЕТА».

    — Порядок! — довольно потёр руки Витя и отправился на диван читать книжку.

    Но не успел Витя прочесть и страницу, как из школы прибежала Витина младшая сестрёнка, она училась во вторую смену. Витя едва успел на ходу сочинить какую-то враку о тайной стенгазете, которую он рисует и которую никто не должен видеть, и выдворил сестрёнку из комнаты.

    Но тут уже и мама пришла с работы. А маму не обманешь. Пришлось бегом бежать в комнату и прятать краски.

    — Краски, краски!

    Уходите в сказку! —

    хлопнул в ладоши Витя и, не дожидаясь, пока краски запрыгнут в коробку, сам смахнул их со стенгазеты, свернул ватман в трубочку и спрятал под стол.

    — Завтра посмотрю, что они там нарисовали, — решил Витя.

    Вот так и получилось, что первыми стенгазету прочли Витины одноклассники. Ох, как они хохотали над заметками! Как хвалили Витю за замечательные рисунки!

    — Ты настоящий художник! — сказал Мишка. — Я бы так в жизни не нарисовал!

    — Молодец!

    — Сразу видно, талант!

    — А скромничал! По рисованию двойки хватал, — говорили Витины одноклассники наперебой.

    — Так я же не сам рисовал, — оправдывался Витя, — всё кого-нибудь просил… Потому и двойки получал.

    — Да, ты тут про свои двойки всё написал, — сказал Миша. — Я бы так про себя не смог.

    — Как про себя? — удивился Витя. — Про какие мои двойки?

    — Да вот, — ткнул Мишка в газету, — ты же все заметки про себя написал и про свою лень. И как списываешь, и как уроки пропускаешь…

    — Где? — кинулся Витя к газете, расталкивая одноклассников.

    Стенгазета и в самом деле была посвящена первому лентяю в классе — Вите Петрову.

    — Не может быть… Это не я… Я не знал… То есть я не читал… — лепетал Витя, стоя перед хохочущими одноклассниками. — Это краски сами! — крикнул он в отчаянии и бросился прочь из класса.

    На улице Витя три раза повернулся вокруг себя и очутился возле прилавка волшебного магазина.

    — Ну что, понравились тебе краски? — приветливо спросил Витю Маг-Завмаг.

    — Они мне… Они мне не пригодились, — соврал Витя и вытащил из портфеля коробку с красками.

    — Да? — спросил Маг-Завмаг. — Ну что ж, тогда выбери себе что-нибудь другое. Ты ведь за этим пожаловал? Так?

    — Так, — кивнул Витя.

    — Что бы тебе посоветовать? — задумался Маг-Завмаг. — Может, волшебные шахматы возьмёшь? Беспроигрышные! Будешь выигрывать у всех, даже у чемпиона мира.

    — Мне бы что-нибудь музыкальное, — попросил Витя. — У нас завтра концерт художественной самодеятельности в школе, — пояснил он.

    — Можно и музыкальное, — сказал Маг-Завмаг и жестом фокусника вынул из Витиного кармана балалайку. И как только она там уместилась?

    Маг-Завмаг поставил балалайку на прилавок и хлопнул в ладоши:

    — Ну-ка, чудо-балалайка,

    Плясовую заиграй-ка!

    Балалайка завертелась волчком и заиграла весёлую плясовую.

    И тут же плюшевые игрушки в магазине затопали ножками, завертели хвостиками.

    Балалайка заиграла быстрее, и игрушки пустились в пляс. Куклы танцевали с медведями и зайцами, машинки с мячами и ракетками. Избушка на курьих ножках пошла по залу вприсядку. А за ней и сам Маг-Завмаг, приговаривая:

    — Ох! Ох! Ох! Ох!

    Какая-то неудержимая сила потащила в круг танцующих и Витю. Он даже предположить не мог, что умеет так отбивать чечётку и выделывать такие коленца.

    А балалайка всё играла и играла. И весь магазин заходил ходуном.

    — Сто-о-ой! — закричал Маг-3авмаг, и балалайка замолчала. — Держи! — протянул Маг-Завмаг Вите волшебную балалайку. — Только запомни как следует, что сказать надо, на самой-то балалайке ничего не написано.

    — Запомню! — пообещал Витя, прижимая к груди волшебную балалайку, и добавил: — Вот это будет номер! Все от зависти полопаются!

    Вечером следующего дня в школе начался концерт художественной самодеятельности. К концерту готовились заранее, чуть ли не месяц репетировали стихи, песни и танцы. Витя в концертах никогда не участвовал, потому что ничего не умел: ни петь, ни танцевать. Да его и не приглашали, кто же станет с лентяем связываться, он ведь в любой момент подвести может.

    Потому-то Миша, который вёл концерт, очень удивился, когда к нему подошёл Витя и попросил:

    — Объяви, что следующий номер мой. Я тоже выступить хочу.

    — Ты? — изумился Миша. — А что у тебя за номер?

    — Вот! — гордо показал Витя свою волшебную балалайку.

    — А кто на ней играть будет? — спросил Миша.

    — Я, конечно! Кто же ещё! Да ты не переживай, — успокоил Витя своего одноклассника, — вот увидишь, лучше меня никто не играет!

    Миша пожал плечами, но согласился. Он вышел на сцену и объявил:

    — Сейчас выступит музыкант-виртуоз Виктор Петров!

    В зале вместо аплодисментов повисла тишина.

    — Витька — музыкант? — перешёптывались Витины одноклассники. — Не может быть!

    Занавес поднялся, и на сцену вышел Витя с балалайкой в руках. Кто-то неуверенно захлопал в ладоши. Кто-то свистнул.

    Витя сел на стул, взял балалайку и сказал тихо:

    — Ну, балалайка, начинай.

    Но балалайка молчала.

    — Давай, Витька! — крикнули из зала,

    — Сейчас, — ответил он и зашептал: — Ну, ты, балалайка… Балалаечка, играй, пожалуйста!

    Балалайка молчала.

    Витя повертел балалайку, волшебных слов на ней не было.

    — Кончай настраивать! — крикнул из зала. — Играй! Или уходи!

    — Эх, ты, балалайка! — рассердился Витя. — Дура ты, а не музыкальный инструмент.

    Витя робко тронул струны. Балалайка ответила отвратительным скрипом.

    — Вы прослушали музыкальный номер Виктора Петрова! — громко объявил вышедший на сцену Мишка, и зал разразился хохотом.

    Витя бочком выбрался со сцены под свист и улюлюканье школьников и бегом бросился на улицу. Надо же, он так и не вспомнил волшебные слова:

    — Ну-ка, чудо-балалайка,

    Плясовую заиграй-ка!..

    На улице он повернулся вокруг себя три раза и тут же оказался возле прилавка в волшебном магазине рядом с Магом-Завмагом. Витя положил балалайку на прилавок и потупился.

    — Не подошла? — спросил Маг-Завмаг.

    — Концерт… концерт не состоялся, — соврал Витя. — А без концерта она мне ни к чему.

    — Я понимаю, — согласно кивнул Маг-Завмаг. — Заменить нужно!

    — Очень-очень нужно! — вырвалось у Вити.

    — Хочешь, чтобы одноклассники тебя уважали, да? Чтобы восхищались тобой? — спросил Маг-Завмаг, словно прочёл Витины мысли

    Витя покраснел и молча кивнул.

    — Что же тебе дать? — задумался Маг-Завмаг. — Может, универсальную шпаргалку… Или ручку, которая пишет без ошибок…

    — Мы завтра с соседней школой и футбол играем, может… — начал Витя.

    — Прекрасно! — перебил его Маг-Завмаг и хлопнул в ладоши.

    И тут же по прилавку запрыгал новенький футбольный мяч.

    — Волшебный, — кивнул на мяч Маг-Завмаг. — Что ни удар, то гол! Годится?

    — Мне, наоборот, надо, чтобы ни одного гола. Я на воротах стою, — пояснил Витя.

    — Ах, вот как! Ну тогда запомни волшебные слова:

    — Чудо, чудо, чудо-мяч!

    Лети прямо, лети вскачь,

    Без труда и без науки

    Попади мне прямо в руки!

    Мяч с прилавка прыгнул прямо в руки Мага-Завмага.

    — Ни одного гола не пропустишь! Только слова не забудь.

    — Я сейчас запишу! — обрадовался Витя. Он достал из портфеля тетрадь, вырвал из неё листок и написал на нём волшебные слова.

    Маг-Завмаг отдал Вите мяч и… растаял в воздухе вместе с магазином.

    А Витя остался на улице с волшебным мячом в руках.

    — Вот теперь посмотрим, кто над кем смеяться будет! Завтра узнаете, кто лучший вратарь в школе! — довольно сказал Витя и побежал домой.

    Но на сам матч Витя чуть не опоздал. Проспал, как всегда. И появился на стадионе в тот самый момент, когда судья объявлял о начале игры.

    — Витька! Ты же всю школу подводишь! — сердито закричал на одноклассника капитан команды Миша.

    — Всё в порядке! — бодро крикнул Витя. — Вот я! Вот мяч!

    Судья дал свисток, и игра началась.

    Мячом сразу же завладели противники и стремительно пошли в атаку.

    Витя увидел, что нападающий соседней школы приближается к нему, и достал из вратарской перчатки листок с волшебными словами.

    Но он успел прочесть только две первые строчки:

    — Чудо, чудо, чудо-мяч!

    Лети прямо, лети вскачь… —

    как мяч влетел в его ворота!

    — Гол! Гол! — закричали болельщики на трибунах.

    — Витька, ты что, обалдел? — подлетел к вратарю Миша. — Ты что тут в воротах письма читаешь?

    — Я… Я нет… — залепетал Витя, убирая листок в перчатку.

    На щите появился счет 1:0.

    Начали игру с центра поля. Теперь в наступление пошла Витина школа. Но возле самых ворот противника мяч был неожиданно потерян и вновь атакующие понеслись на Витю.

    — Чудо, чудо, чудо-мяч!

    Лети прямо, лети вскачь!

    Без труда и без науки… —

    шептал Витя, стоя посреди ворот столбом.

    Мяч влетел в сетку!

    — Гол! Ура! — заорали трибуны.

    На щите появилось: 2:0.

    — Такой мяч не взял! — подлетели к Вите одноклассники.

    «Надо заранее начать говорить», — решил про себя Витя и неспешно начал:

    — Чудо, чудо, чудо-мяч! Лети прямо, лети вскачь!

    А мяч в это время летел к воротам противника. Мишка сильным ударом послал его точно в угол.

    — Без труда и без науки.

    Попади мне прямо в руки! —

    закончил Витя.

    И мяч, который уже залетел в ворота противника, вдруг резко развернулся в воздухе и полетел обратно. Прямо в Витины руки!

    Трибуны ошеломленно молчали.

    Витя почесал затылок, смущённо повертел мяч в руках и вбросил его в игру.

    «Рановато сказал, подождать надо было, когда на меня побегут», — отчитал Витя сам себя.

    Ждать ему пришлось недолго. Но договорить волшебные слова Витя опять не успел.

    На щите появилась новая запись 3:0. А через пару минут вместо тройки возникла четвёрка, пятёрка, шестёрка…

    И тут Витины одноклассники нарушили правила, видимо, Витина игра всех выбила им колеи.

    — Назначаю пенальти! — объявил судья и напомнил: — До конца игры осталось пять минут! Счёт 13:0 в пользу тридцать пятой школы.

    Витя замер в воротах.

    Перед Витиными воротами замер мальчишка из тридцать пятой школы, приготовившись пробить пенальти.

    — Всё равно сказать не успею, — безнадёжно шепнул Витя и приготовился.

    Свисток!

    Удар!

    Витя упал и… взял мяч!

    — Это я! Это я сам! — радостно закричал Витя.

    Судья дал финальный свисток и объявил:

    — Игра закончена. Счёт 13:0 в пользу тридцать пятой школы.

    — Видел, какой я мяч сам взял! — подбежал Витя к капитану команды Мишке.

    Но Мишка молча прошёл мимо Вити к раздевалке. И также, не сказав ни слова, мимо Вити прошли его одноклассники. Лучше бы они кричали, ругались или даже бы драться полезли. Вите было бы легче. Но вот так, молча пройти мимо — это обидней всего.

    Витя стоял перед прилавком волшебного магазина с мячом в руках. А Мага-Завмага почему-то не было.

    — Всё ходит и ходит. И всё ему не нравится, — шептала розовощёкая матрёшка нарядной кукле.

    Матрёшка и кукла сидели на прилавке.

    — А наш-то ему всё меняет! — сердито продолжала матрёшка. — То то ему дай, то это.. И конца-краю не видно! Бессовестный, одно слово.

    Кукла слушала матрёшку, хлопая длинными ресницами.

    Витя смущённо отошёл в сторону.

    — Заменить? — вдруг услышал он голос Мага-Завмага.

    Витя обернулся.

    Маг-Завмаг стоял за его спиной и хитро улыбался.

    — Не надо, — покачал Витя головой. — Возьмите обратно. Мне ничего волшебного не надо, — прошептал он еле слышно.

    — У тебя же диктант завтра! — сказал Маг-Завмаг.

    И откуда только он всё узнал?

    — Возьми ручку, которая без ошибок пишет.

    — Ручку? — переспросил Витя, и в голосе его появилась какая-то неуверенность. Но Витя тут же поборол себя и решительно сказал: — Ну уж нет! Ручка у меня своя есть. Простая, не волшебная.

    — А как же ошибки? — спросил Маг-Завмаг.

    — Ошибки я сам… сам попробую исправить!

    Лицо Мага-Завмага расплылось в доброй улыбке.

    — Ну если сам берёшься за дело, то всё будет в порядке.

    — Чудеса! — прошептала матрёшка.

    И кукла согласно похлопала ресницами.

    — Прощай, дружок! — сказал Маг-Завмаг. — Желаю успеха!

    Маг-Завмаг надел свою шапку-невидимку и исчез.

    И магазин тоже растворился в воздухе вместе с волшебными игрушками, кассой на курьих ножках и мячами.

    А Витя…

    …проснулся!

    Он по-прежнему сидел на диване в Мишиной комнате. И на коленях у него лежала раскрытая книга «Волшебные сказки».

    Перед Витей стоял Мишка.

    — Пока ты спал, — сказал Мишка, — я все уроки выучил и в «Живой уголок» сбегал, лягушек нашёл, рыбок покормил…

    Витя потряс головой, окончательно просыпаясь.

    — Давай твою стенгазету рисовать! Краски вон там, на полочке, — предложил Миша.

    — Волшебные? — спросил Витя.

    — Ты что, не проснулся ещё? — улыбнулся Миша. — Какие волшебные? Самые обычные.

    — Обычные? — обрадовался Витя. — Слушай, Мишка, дай мне эти краски, пожалуйста! Я сам нарисую. То есть попробую сам…

    — А я… — начал было Миша.

    — А ты сказки почитай! — предложил Витя и протянул Мише книжку. — Классные сказки! Волшебные!

    Витя взял с полочки коробку с красками, прихватил свой лист ватмана и побежал домой.

    Стенгазету Витя нарисовал сам. Правда, получилась она не такая красивая, как во сне. И грамматических ошибок в ней хватало. Но зато рисунки были хорошие и смешные. А вот в концерте художественной самодеятельности Витя участвовать не стал. Чего же на сцену лезть, если ни петь, ни танцевать не умеешь! И отличником Витя тоже не стал. Хотя двоек в его дневнике значительно поубавилось. А среди троек стали изредка появляться крепкие четвёрки!

    Но самое главное: в футбольном матче с командой соседней школы Витя пропустил в свои ворота один-единственный гол! Да и тот был забит с пенальти. Все остальные мячи Витя легко взял безо всяких там волшебных стихотворений! В результате Витина школа победила соседей со счётом 5:1. А сам Витя был признан лучшим вратарём. Вот так-то!