Повесть о бельчонке Тресси – Авафка
  • Повесть о бельчонке Тресси

     

    Описание находится в разработке.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

    Жил да был веселый рыжий бельчонок Тресси. И было у него много сестер и один братик Чоппи.
    Жили они в густом лесу, у самого озера, посередине которого стоял остров, густо заросший кустарником и орешником.
    На том острове в дупле Большого дуба обитал угрюмый и необщительный филин – мистер Гук.

    Он был хозяином всего острова. Целыми днями он спал, а по ночам выходил на охоту.
    Было дело так. Однажды осенью, когда листья начали обретать золотистый и бордовый цвет, и пришло время собирать созревшие орехи, Тресси, Чоппи и их сестренки-белочки пошли к озеру, чтобы переплыть на остров и насобирать там орехи.
    Бельчата построили из маленьких веток небольшие плоты и вытолкнули их на воду.

    И, взяв мешки и вооружившись длинными веслами, они подняли свои пушистые хвосты как паруса и поплыли на остров Старого Филина собирать орехи.
    Причалив к острову, белки первым делом пошли к Большому дубу.
    Они знали, что нужно принести гостинец мистеру Гуку и подарили ему трех толстых мышей.

    — Позвольте нам набрать орехов на вашем острове, дедушка? – глубоко кланяясь, обратились к старцу сестренки-бельчата и братик Чоппи.

    Филин разрешил и в знак согласия зажмурил глаза. А Тресси же без всякого уважения принялся прыгать и скакать, размахивая своим хвостом, и при этом громко петь:

    Летом он приходит
    К нам издалека.
    Круглый человечек,
    Веточка рука,
    Красная одежежда,
    Камешек внутри.
    Если ты не понял,
    Снова повтори!

    Угрюмый Гук даже и не думал разгадывать загадки, пусть даже такие простые, как про веточку вишни.
    Вместо этого он зажмурил глаза и задремал, всем своим видом давая понять, что ему нет никакого дела до Тресси и его песенки.

    Тем временем, бельчата набрали полные мешки орехов, перетащили их на плоты и вечером отправились обратно домой.
    На следующее утро они снова переплыли через озеро на остров Старого Филина. В этот раз бельчата принесли филину вкусного жирного крота и осторожно положили его на каменную плиту у его дверей.

    — Мистер Гук, можно нам еще сегодня пособирать орехов? – вежливо спросили сестренки-белочки и братик Чоппи.
    А Тресси все продолжал шалить — без всякого уважения к старейшине.
    Он даже набрался наглости и начал щекотать полусонного мистера Гука крапивной веточкой, напевая и приплясывая при этом:

    Злюка Калюка сидит за забором,
    Злюка Калюка гуляет за бором.
    Но лучше Калюку не трогай рукой,
    Путь даже ты смелый такой!

    Мистер Гук встрепенулся, увидел подарок и втащил крота в дом, громко хлопнув дверью прямо перед самым носом Тресси.
    Скоро бельчата увидели как из верхнего дупла пошел дым; это филин разжег костер, чтобы отобедать кротом.
    А Тресси подглядывал за ним в дверную щелку и продолжал напевать:

    Он лохматится над крышей,
    Он и там, и сям, и выше.
    Набери его в ладошки –
    Не увидишь в них ни крошки.

    А бельчата тем временем работали, они прыгали по веткам и собирали орехи в мешки. Тресси потом тоже насобирал немного круглых чернильных орешков и, усевшись на сосновом пне, стал играть в шарики.
    И припевал сам себе: цок-цок-цок!
    На третий день бельчата встали рано до рассвета, они отправились на озеро и наловили там семь отменных пескарей в очередной подарок для угрюмого филина!

    Затем все погрузились на плоты и с попутным ветром поплыли на остров Старого Филина. Вскоре они причалили к берегу у кривого каштана.
    Каждая из сестренок-бельчат несла в руках по пескарю.
    И маленький братик Чоппи – тоже.
    Только озорник Тресси ничего не приготовил в подарок. Он скакал впереди всех и, как обычно, весело напевал:

    В пустыне спросил меня странный попутчик:
    «Много ли в море клубники, голубчик?»
    Сказал я, убив комара на носу:
    «Столько же, сколько селедки в лесу».

    Но угрюмый Гук вовсе не любил загадки, они его лишь раздражали, как и пляски Тресси.
    На четвертый день белки наловили угрюмцу филину шесть черных жуков, завернутых в листья щавеля, словно спелые сливы, а сверху каждый листок был заколот сосновой иглой. А Тресси на этот раз завел новую песенку:

    Черные, как сливы, летят-гудят,
    Идут-бредут куда глаза глядят.
    Черные, как сливы, сели на крылечко.
    Разгадай загадку – подарю колечко!

    Это было глупо с его стороны: ведь он не принес старику никакого кольца! Бельчата снова трудились в орешнике, а Тресси по-прежнему развлекался: на этот раз он придумал протыкать сосновыми иголками ягоды шиповника и подпевал себе: цок-чок-цок!
    На пятый день белки принесли мистеру Гуку мёд, который им пришлось стащить у пчёл на соседней горе.

    Правда потом им пришлось вылизывать себе липкие лапки, но это было очень даже вкусно!
    А Тресси по-прежнему скакал и распевал:

    На лесной опушке
    Приземлились хрюшки,
    Желтые боюшки,
    Дидл-дин-дон!

    В поле у тропинки
    Прожужжали свинки,
    Дидл-дин-дон!

    Полосатые брюшки,
    Полосатые спинки.
    Что за хрюшки?
    Что за свинки?

    Мистер Гук лишь угрюмо посмотрел на него и отвернулся. Зато мёд ему очень понравился.
    Братик Чоппи и сестренки-белочки все хлопотали в орешнике – набивали мешки орехами для предстоящей зимы.

    А Тресси решил поиграть сегодня в кегли – он выстроил в ряд зеленые сосновые шишки и сшибал их диким яблоком, напевая: цок-чок-цок!

    На шестой день, в субботу, бельчата приплыли в последний раз.
    Сестренки-бельчата и братик Чоппи принесли плетеную корзину, а в ней лежало большое яйцо – это был прощальный подарок старичку.

    А Тресси скакал впереди всех со своей песенкой:
    Кокни Бок скатился в ручей.
    Собралось пятьдесят врачей.
    Приговор докторов таков:
    «Три минуты – и он готов!» Тресси весело прыгал и плясал, словно солнечный зайчик, а мистер Гук смотрел и угрюмо молчал. Тресси напевал:

    Теплый мистер Труляля
    Спал на троне короля,
    На ковровой на дорожке,
    На спине придворной кошки,
    На портрете королевы,
    На стене – и той, что слева.
    И на той, что справа, — тоже.
    Ну на что это похоже?
    И вскричал король: «Доколе?!»
    И «Оставь меня в покое!»
    Засмеялся Труляля:
    «Нет такого короля
    чтобы мной повелевал!»
    но под вечер он пропал.

    Много-много песенок-загадок знал Тресси. Вот еще одна:

    Тень-Вертень сорвал плетень,
    Куролесил целый день.
    Не сдержать его напор
    Королю шотландских гор!

    Вдруг Тресси пронзительно свистнул и как запрыгнет деду на макушку! — Ух-ух-ух! – проухал от неожиданности мистер Гук и захлопал крыльями.
    Все услышали чей-то жалобный писк…
    От страха бельчата спрятались в соседних кустах.

    Через несколько минут они боязливо выглянули и увидели, что угрюмый мистер Гук преспокойно себе дремлет на пороге своего дома, но куда же подевался Тресси?
    А Тресси сидел в кармане жилета мистера Гука!
    Но на этом наша сказка еще не кончается.

    Угрюмый Гук затащил Тресси в свой дом, ухватил бельчонка за хвост и уже собрался было содрать с него шкуру, — так он его достал своими выходками. Но Тресси сумел вырвался, он взлетел вверх по лестнице и проскочил через дымоход наружу.

    Вот только его пушистый рыжий хвостик остался в когтях филина!
    С тех самых пор Тресси больше не поет своих песен-загадок.
    И, если вы встретите его на ветке, то боже вас упаси загадать ему загадку!

    Вот увидите, полетит в вас большая шишка!